Неверный логин или пароль
x
На ваш почтовый ящик отправлены инструкции по восстановлению пароля
x

КОНКУРЕНЦИИ БОЛЬШЕ, БАРЬЕРОВ МЕНЬШЕ

02.02.2012

 

Норма, N 5 от 31 января 2012 года

 

Отечественный рынок начал жить по новому Закону "О конкуренции" (далее - Закон). Он вступил в силу со дня официального опубликования - 7 января 2012 года. По мнению субъектов предпринимательства, уже примеривших на себя новый конкурентный регламент, Закон стал либеральнее, максимально приближен к реалиям рынка, включил в себя новые нормы, уточнил некоторые основные определения, дал ключевые толкования, ряд которых выведен в отдельные статьи.

О необходимости принятия Закона и вводимых им новшествах рассказывает один из его разработчиков - начальник отдела развития конкурентной среды и недопущения недобросовестной конкуренции Государственного комитета по демонополизации и развитию конкуренции (далее - Госкомдемонополизации, Антимонопольный орган, Комитет) Валентина ДУБРОВСКАЯ.

 

- Необходимость принятия Закона "О конкуренции" была вызвана позитивными переменами, происходящими сегодня в экономике страны, направленными на либерализацию деятельности хозяйствующих субъектов, совершенствование законодательной базы и правовой защиты субъектов рынка. Если обратиться к истории вопроса, то базовый Закон "Об ограничении монополистической деятельности" был принят в 1992 году, когда только зарождались рыночные отношения. Это была первая попытка антимонопольного регулирования, механизм которого был очерчен фрагментарно, мы только примерялись к рынку, учились работать на нем. В 1996 году появился второй Закон "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", который установил организационные и правовые основы предупреждения, ограничения, пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции. Направленный на обеспечение условий для формирования и эффективного функционирования конкурентных отношений на товарных рынках, он позволил наработать определенный опыт регулирования этих процессов.

В последние годы активно формировалась нормативно-правовая база, создающая основу для развития предпринимательства. И ряд норм Закона 1996 года уже не соответствовал современным требованиям экономики. В стране обеспечивается огромная поддержка малому и частному бизнесу, увеличивается число субъектов рынка. Многие монополисты теряют свои позиции, сокращается их доля на рынке. До этого мы регулировали ситуацию на товарных рынках, а финансовые оставались в стороне. Поэтому очень большой спектр серьезных вопросов оказался не охвачен законодательством, регулировался ведомственными актами, которые были обременительны для субъектов рынка.

На все это обратил внимание Президент в Концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране, изложенной в ноябре 2010 года: "... необходимо разработать и принять новый Закон "О конкуренции", в котором ввести нормы, регулирующие монополистическую деятельность не только на товарных, но также и на финансовых рынках, ввести нормы по антимонопольному регулированию биржевых торгов, упростить процедуры контроля и регулирования сделок слияния, присоединения и покупки акций".

 

 

СУБЪЕКТ, ЗАНИМАЮЩИЙ

ДОМИНИРУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ

 

Одним из главных достижений нового Закона является распространение антимонопольного регулирования на активно развивающийся сегодня рынок финансовых услуг. Прежде эта сфера не была охвачена законом, что не позволяло осуществлять меры по недопущению на нем антиконкурентных действий. Согласно новому документу, финансовый рынок - это сфера обращения финансовой услуги, оказываемой банками и другими кредитными, страховыми и иными финансовыми организациями, а также услуг профессиональных участников рынка ценных бумаг на территории Республики Узбекистан или ее части, которая может не совпадать с административно-территориальным делением Республики Узбекистан и в границах которой имеется возможность ее оказания (статья 4 Закона).

Закон изменил принцип определения "доминирующего положения", закрепив более четкие критерии его установления на рынке товаров и услуг, а также снижения его рыночной доли (статья 6 Закона). Если прежде доминирующим на товарном или финансовом рынке считалось положение субъекта, доля товаров или услуг которого занимала 65 и более процентов, то с развитием предпринимательства таких структур практически не осталось. Для хозсубъектов, имеющих меньшую долю на рынке товаров и услуг, применялись условия стабильности доли за ряд лет, что не всегда обеспечивалось, и тем самым данные хозсубъекты оставались бесконтрольными. Новый Закон снизил верхний порог для признания положения доминирующим. Теперь таким является положение, когда доля товаров или услуг хозсубъекта на рынке составляет 50 и более процентов или в диапазоне от 35 до 50 процентов при условиях стабильности доли хозсубъекта на товарном рынке не менее 1 года; относительного размера долей, принадлежащих другим хозсубъектам (конкурентам); возможности вхождения на этот рынок новых хозсубъектов. Следует отметить, что за последние годы благодаря эффективной государственной конкурентной политике, созданию условий для развития предпринимательства снижается степень монополизации рынков. В результате уменьшается количество предприятий-монополистов. Так, в 2009 году у нас их было 211, в 2010-м - 183, а в 2011-м - 169.

 

 

КОНКУРИРОВАТЬ ДОБРОСОВЕСТНО

 

Закон расширил и конкретизировал действия, признаваемые недобросовестной конкуренцией, ввел принципиально новые положения, направленные на защиту субъектов рынка, позволяющие избежать при этом непредвиденных потерь и убытков. В частности, статья 13 Закона запрещает распространение некорректных сравнений, способных причинить убытки другому хозсубъекту или нанести ущерб его деловой репутации. Запрещается вводить потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места производства, потребительских свойств товара, цены, качества товара, гарантийных обязательств производителя (исполнителя), а также имитация производимого конкурентом товара путем воспроизводства его внешнего оформления, наименования, маркировки, товарного знака и других средств индивидуализации юридического лица, копирования рекламных материалов, фирменной упаковки и формы товара и так далее.

Что очень важно - и это является принципиальным новшеством - Закон наделил Антимонопольный орган правом принимать решения о недобросовестной конкуренции в части получения патентов на товарные знаки. Поясню на примере, как это было прежде. На рынке появлялась новая продукция. Чтобы потребитель привыкал к ней, отличал от аналогичной, производитель маркировал ее товарным знаком, но не регистрировал его. Предприниматель вкладывал огромные средства в продвижение товара на рынке, спрос на него начинал расти, шла хорошая реализация, предприятие успешно развивалось. Но незарегистрированный товарный знак, не обеспеченный правовой охраной, служил почвой для недобросовестной конкуренции, различных злоупотреблений.

Были случаи, когда конкуренты перехватывали незарегистрированные чужие товарные знаки на уже раскрученную продукцию, регистрировали их, начинали выпускать под этой маркой свою, более низкого качества. Во-первых, это причиняло ущерб репутации, убытки добросовестным предпринимателям. Более того, получив патент на "заимствованный" нечестным путем товарный знак, недобросовестные конкуренты могли предъявлять претензии, добиваться запрета производства, поставки товара, изначально выпускаемого под этим знаком.

Агентство по интеллектуальной собственности (далее - Агентство) не уполномочено запрашивать информацию, проводить изучение таких ситуаций. Подали ему документы на регистрацию товарного знака, оно осуществляет экспертизу на предмет наличия заявки (что обеспечивает приоритет заявителю) или уже зарегистрированного данного товарного знака либо товарного знака, имеющего схожесть, способную ввести потребителя в заблуждение. А Госкомдемонополизации вправе запросить такую информацию, провести расследование, принять и передать заявителю решение о факте недобросовестной конкуренции, который в свою очередь обращается в уполномоченный орган (Агентство) либо в суд. Агентство с учетом наличия доказательств вправе рассмотреть вопрос и принять решение об аннулировании регистрации товарного знака. Это одно из новшеств Закона. Прежде случаи недобросовестной конкуренции признавались и рассматривались, когда кто-то использовал чужой зарегистрированный товарный знак. А вот выяснять, был ли он раньше известен в практике других производителей, - этого законодательство не предусматривало, что являлось почвой для различных коллизий. С принятием Закона N ЗРУ-319 сделан серьезный шаг по защите предпринимателей от недобросовестной конкуренции.

Работая над этой нормой, мы изучали мировую практику, участвовали в международной конференции по охране интеллектуальной собственности, поскольку этот вопрос трактуется в разных странах по-разному. Узбекистан является участником Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Ее статья 10-bis устанавливает, что актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. Из этого мы и исходили.

 

 

ВЕТО НА СОГЛАСОВАННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

 

Еще одним нововведением является статья 11 Закона, которая налагает вето на согласованные действия и сделки хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию. В частности, ею запрещаются соглашения по фиксации цен, контролю над рынком производства и т.д. Например, хозяйствующие субъекты могут договориться между собой о том, что на рынке будет установлена единая цена, что не обеспечивает выбор потребителю. Другим примером служит договоренность сторон о том, что одна сторона поставляет другой сырье, но больше никому. Если такие соглашения оформлены, их легче проверить. А вот если это основано на устном договоре, то необходимо проводить анализ, отслеживать параллельные действия субъектов.

Впрочем, есть случаи, когда соглашение подписывается, но его нельзя признать незаконным. Речь идет о франчайзинге. Возьмем, к примеру, достаточно стабильно развивающийся ресторанный бизнес. Есть сеть ресторанов, имеющих одно название, но разных владельцев. В этом случае правообладатель заключает соглашение с другими предпринимателями, позволяя им использовать свой товарный знак, но при соблюдении ряда условий, направленных на сохранение имиджа его бренда, деловой репутации. В статье 11 Закона это звучит так: "Не допускаются согласованные действия и сделки неконкурирующих хозяйствующих субъектов, один из которых занимает доминирующее положение на товарном рынке, а другой является продавцом или покупателем, если такие согласованные действия и сделки имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, в том числе которые … запрещают хозяйствующим субъектам реализацию товаров, производимых другими хозяйствующими субъектами. Данный запрет не распространяется на сделки об организации покупателем реализации товаров под товарным знаком, фирменным наименованием и иными исключительными правами продавца на объекты интеллектуальной собственности". Так мы защитили работающих совместно хозяйствующих субъектов, не ущемляя конкуренции.

 

 

РЕГУЛИРУЯ БИРЖЕВЫЕ И КОНКУРСНЫЕ ТОРГИ

 

В Закон введены две новые статьи, регулирующие антимонопольные требования к конкурсным (тендерным) торгам (статья 14) и биржевым торгам (статья 15). Прежде в нормативных актах, регламентирующих порядок их проведения, не учитывали конкурентную политику. Теперь нарушением антимонопольного законодательства является несоблюдение порядка проведения конкурсных и биржевых торгов. Статьей 14 введен запрет на координацию деятельности участников торгов организаторами или заказчиками; необоснованный отказ в принятии документов для участия в них; необоснованная дисквалификация участников торгов; создание преимущественных условий для участия в них, в том числе путем доступа к информации.

Статьей 15 Закона запрещены действия, которые могут ограничивать конкуренцию на биржевых торгах. Таковыми являются согласованные действия их участников, влекущие за собой резкий рост или фиксацию текущих биржевых цен; распространение ложных сведений, которые могут стать причиной изменения спроса на торгах. У нас были судебные дела, когда товар не выставлялся на бирже из-за намеренного нарушения графиков выставления, в результате цена на него резко повышалась. До появления этого Закона мы не могли принять эффективных мер - не было антимонопольных рычагов. А поскольку это предприятие было монополистом, мы могли только признать такой факт злоупотреблением доминирующим положением на рынке, изъятием товара из обращения с целью получения высокой цены. Теперь же есть норма, устанавливающая серьезную ответственность за подобные нарушения конкретно при проведении биржевых торгов.

Этой же статьей Закона охвачен еще один важный момент. Он касается запрета действий, связанных с распространением ложных сведений, которые могут стать причиной изменения спроса на биржевых торгах. Так, например, у нас нередко распускают слухи, что завод, являющийся поставщиком сжиженного газа, якобы встает на ремонт. Возникает повышенный спрос, и цена на газ резко подскакивает. Теперь законодательство дает нам право выявлять таких любителей "давить на газ" и принимать к ним меры за нарушение антимонопольного законодательства.

Ну и, конечно, там, где мы ввели новые нормы, соответственно, появилась и ответственность за нарушение Закона. В частности, статья 27 за нарушение антимонопольных требований к конкурсным (тендерным) или биржевым торгам предусматривает наложение штрафа на хозяйствующие субъекты - юридические лица - в 200 МРЗП.

 

 

ОПЕРАЦИИ С АКЦИЯМИ (ДОЛЯМИ) -

В ПОДДЕРЖКУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

 

Упрощены процедуры государственного контроля и регулирования сделок по экономической концентрации (статья 16 Закона). Прежде Госкомдемонополизации выдавал предварительное согласие на создание, слияние, присоединение хозяйствующих субъектов, если суммарная балансовая стоимость активов, участвующих в сделке, превышала 2 000-кратный размер минимальной заработной платы. На сегодня это около 126 млн сумов. И согласование сделок с Госкомдемонополизации создавало предпринимателям ничем не оправданный барьер. В новом Законе этот порог увеличен до 100 000-кратного МРЗП. Если такие (довольно солидные) предприятия работают на одном рынке, выпускают одинаковую продукцию, мы должны отслеживать, что изменится в случае их концентрации. Если же сливаются небольшие структуры, им не надо получать на это разрешения. Закон освободил субъекты малого бизнеса от ряда обременительных процедур.

Коренным образом пересмотрен вопрос, касающийся антимонопольных требований к приобретению акций (долей) и иных имущественных прав. Ранее порог, с которого начинался антимонопольный контроль за приобретением акций (долей) в уставном фонде хозяйствующего субъекта, составлял 4 000 МРЗП. Сейчас его подняли до 100 000 МРЗП. Это позволит снять нагрузку с небольших хозяйствующих субъектов.

Прежде к нам приходили за разрешением на приобретение 0,1% акций (долей), имея уже 99,9%. По сути, эта десятая доля процента роли уже не играла, если лицо или группа лиц владели практически всем пакетом ценных бумаг. Тем не менее они вынуждены были обращаться к нам, тратили свое и наше время. Закон кардинально пересмотрел и эту норму. В соответствии с его статьей 17 для получения предварительного согласия на приобретение акций (долей) в Госкомдемонополизации обращаются 3 раза: при покупке 35, 50 и 75 процентов акций (долей) в уставном фонде. В соответствии с Законом "Об акционерных обществах и защите прав акционеров" (от 26.04.1996 г. N 223-I) эти доли в уставном фонде влияют на принятие решений общим собранием. По Закону о конкуренции, если вы приобретаете 35 процентов акций (долей), то должны получить предварительное согласие Госкомдемонополизации. Далее, получив согласие, можете спокойно докупать акции до 50 процентов без разрешения Госкомдемонополизации. Но оно потребуется, если вы решите стать владельцем половины капитала общества. Получив добро на приобретение 50 процентов акций, вы вправе свободно докупить их до 75 процентов. Дальше вольны приобретать без согласования хоть весь пакет акций, поскольку вы уже имеете максимальное влияние на принятие решений общим собранием по основным вопросам деятельности общества.

При приобретении долей в уставном капитале общества с ограниченной или дополнительной ответственностью вам понадобится обратиться в Госкомдемонополизации 2 раза. Предварительное разрешение потребуется при приобретении половины и двух третей уставного фонда хозсубъекта. В промежутках между приобретением 50- и 75-процентной доли оно также не требуется. Опять же предварительное согласие ГКИ при совершении сделок по приобретению долей в уставном капитале необходимо в случаях, если на момент их заключения суммарная балансовая стоимость активов или суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год участвующих в соответствующей сделке лиц превышает 100 000 МРЗП либо одним из участников сделки является хозсубъект, занимающий доминирующее положение. Так, практически в 2 раза сокращены финансовая нагрузка, затраты времени хозяйствующих субъектов на эти цели, сняты существенные барьеры на пути развития предпринимательства.

Следует отметить, что Закон предоставил Антимонопольному органу право предусматривать конкретные условия, на которые дается предварительное согласие (статья 18 Закона). Определены регламент приобретения акций или долей, перечень предъявляемых документов. Комитет может дать согласие при определенных условиях. Например, лицо или группа лиц, владея акциями или долями хозяйствующего субъекта, хотят купить акции (доли) другого предприятия. Это может привести к монополизации рынка, созданию группы лиц, контролирующих какой-то его сегмент, ограничению конкуренции на нем. Исходя из ситуации Госкомдемонополизации может поставить условие: хочешь владеть акциями (долями) этого предприятия - должен продать акции (доли) другого.

Прежде Комитет регулировал и передачу акций в доверительное управление. В новом Законе предварительного согласия Госкомдемонополизации на это не требуется (статья 17). Как и на образование хозяйствующего субъекта (за исключением случаев создания финансово-промышленных групп, холдинговых компаний); приобретение хозсубъектом собственных акций; преобразование акционерного общества в иную организационно-правовую форму в случае сохранения размера его уставного фонда (уставного капитала) и т.д.

Сегодня большое количество физических лиц приобретают акции или доли хозяйствующих субъектов. В 2010 году мы рассмотрели более 300 обращений о получении предварительного разрешения на покупку, передачу, дарение акций или долей, и более половины их были поданы физическими лицами. При разработке Закона мы пошли по пути либерализации и постарались максимально снять барьеры. Например, 2 физических лица являются учредителями одного предприятия. Если один передает другому акции (доли), от этого ничего не изменится - предприятие не станет монополистом. Или другая ситуация: из двух учредителей один уходит, первому остались 100% акций (долей). Ситуация на рынке от этого тоже не изменится. Но прежде в обоих случаях они должны были получить на эти действия предварительное согласие Госкомдемонополизации. В новом Законе этой нормы нет. Физическое лицо должно получить согласие на приобретение акций или долей, если оно уже владеет не менее чем 35 процентами акций (долей) в уставном фонде (капитале) одного предприятия и приобретает акции (доли) другого предприятия.

 

 

МЕНЬШЕ КОНТРОЛЯ ЗА ФИЗЛИЦАМИ

 

Закон регламентирует порядок участия физического лица и в управлении хозяйствующим субъектом (статья 19). Физлицо должно уведомить Госкомдемонополизации о своем участии в исполнительных органах или наблюдательных советах 2 и более хозяйствующих субъектов, суммарная балансовая стоимость активов которых превышает 100 000-кратный минимальный размер заработной платы. В прежнем Законе эта планка составляла 2 000 МРЗП. Повысив порог, Закон сокращает контроль за малыми предприятиями, снимает нагрузку с предпринимателей.

Часто бывает, что одно физическое лицо избрано в наблюдательные советы 5-6 хозяйствующих субъектов. В результате оно может влиять на принятие решений, носящих признаки согласования действий, или создавать группу лиц, которые способны влиять на рынок, ограничивать конкуренцию. Насколько важно было ввести здесь антимонопольное регулирование, свидетельствует тот факт, что в Закон включена статья 5 о группе лиц. Например, одно физическое лицо может быть учредителем или акционером нескольких хозяйствующих субъектов. В различных АО (ООО) могут быть его родственники, которые имеют один экономический интерес, сообща решают проблемы, влияют на рынок. Аналогична ситуация и с юридическими лицами. Они владеют акциями или долями одного предприятия, могут вкладывать их в новые. Если 3-4 предприятия выпускают однородную продукцию и связаны друг с другом, то они могут оказывать влияние на рынок, и Антимонопольный орган должен отслеживать это. Субъекты малого бизнеса уходят от такого контроля. Это серьезные шаги по либерализации деловой среды, поддержке предпринимателей, снимающие излишний контроль за их деятельностью. Закон убирает многие барьеры на пути развития честного бизнеса и справедливой конкуренции, обеспечивает предупреждение и пресечение действий, ограничивающих конкуренцию.

 

Ирина ГРЕБЕНЮК,

наш спец. корр.

Публикации по теме:

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info! Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_

Курс валют

2016-12-06
  • USD:3189.93 (+13.77) сум
  • EUR:3434.89 (--15.97) сум
  • RUB:49.72 (+0.57) сум

Вопрос недели

Подходит ли работа в Ташкенте жителю Ташобласти?
Я прописан и проживаю в Кибрайском районе Ташкентской области, в настоящее время не имею постоянной работы. Говорят, что если зарегистрироваться на бирже труда, то мне должны предложить «подходящую» работу. Смогу ли я таким образом получить работу, например, в Мирзо-Улугбекском районе города Ташкента, до которого мне 5 минут езды? Что вообще означает термин «подходящая» работа?
01.12.16
Просмотры: 1269