Неверный логин или пароль
x
На ваш почтовый ящик отправлены инструкции по восстановлению пароля
x

Компетентен ли третейский суд рассмотреть спор?

26.08.2015

Как определить, может ли третейский суд рассматривать заявление сторон или, рассматривая его, он превышает свою компетенцию?

 

 

Согласно статье 10 Гражданского кодекса (ГК) защита гражданских прав осуществляется в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством или договором, судом, хозяйственным или третейским судом.

 

Говоря о последнем необходимо уточнить, что третейский суд − негосударственный орган, разрешающий споры, вытекающие из гражданских правоотношений, в том числе хозяйственные, возникающие между субъектами предпринимательства. Третейские суды не разрешают споры, вытекающие  из административных. семейных и трудовых прваоотношений, а также  иные законом предусмотренные споры. Его компетенция определена статьей 24 Закона «О третейских судах» (далее – Закон) от 16.10.2006 г. № ЗРУ-64.

 

Как определить, может ли третейский суд рассматривать заявления сторон или, рассматривая их, он превышает свою компетенцию?

 

В части первой указанной статьи закреплены два положения, определяемые как принципы «компетенции-компетенции» и «автономности третейского соглашения (третейской оговорки)».

 

Компетенция – это совокупность установленных нормативно-правовыми актами задач, функций, прав и обязанностей (полномочий) государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, коммерческих и некоммерческих организаций, в том числе третейского суда.

 

Третейский суд после возбуждения и в ходе разбирательства самостоятельно решает вопрос о своей компетенции по рассматриваемому спору.

 

В случаях когда одна из сторон возражает против третейского разбирательства по мотиву отсутствия или недействительности третейского соглашения, вопрос о компетенции решается председателем либо его заместителем или составом третейских судей, назначенных для рассмотрения спора.

 

В третейский суд при ТПП обратился коммерческий банк с исковым заявлением к ответчикам (ООО и физлицу) о взыскании суммы задолженности по кредитному договору путем обращения взыскания на заложенное имущество (по договору ипотеки).

 

В кредитном договоре была третейская оговорка: «Все споры, разногласия, требования, возникающие из настоящего договора или в связи ним, в том числе связанные с его заключением, изменением, исполнением, нарушением, расторжением, прекращением и недействительностью или истребованием предмета залога и/или его части, подлежат разрешению в Хозяйственном суде г. Ташкента либо в третейском суде при ТПП в соответствии с его регламентом единоличным третейским судьей. Право выбора обращения в Хозяйственный суд г. Ташкента или в третейский суд остается за истцом».

 

А в договоре ипотеки третейская оговорка изложена так: «Споры, возникающие между сторонами в связи с исполнением настоящего договора, внесением в него изменений, досрочным его исполнением или расторжением, разрешаются путем дружественных переговоров между собой, а в случае невозможности достижения согласия в установленном порядке стороны обращаются в третейский суд г. Ташкента в соответствии с его регламентом».

 

В связи с различием текста третейской оговорки в ходе разбирательства ответчик возражал против него ввиду отсутствия письменного согласия о передаче разрешения спора именно в третейском суде при ТПП.

 

Однако возражение было отклонено по следующим основаниям:

 

 ответчик заявил об отсутствии у третейского суда компетенции в ходе разбирательства (рассмотрение дела несколько раз отложено по ходатайству ответчика), а должен был возражать до его начала;

 

по ходатайству ответчика дело было прекращено в межрайонном суде по гражданским делам в связи с тем, что между сторонами заключено третейское соглашение о передаче спора в третейский суд;

 

договор ипотеки заключен для обеспечения возвратности кредита, выданного по договору, где четко указано наименование третейского суда;

 

третейский суд усмотрел в действиях ответчика необоснованное затягивание рассмотрения дела.

 

На основании изложенного судья самостоятельно решил вопрос о наличии компетенции рассматривать спор и вынес решение по существу. Кроме того, межрайонный суд по гражданским делам отказал ответчику в удовлетворении заявления об отмене решения третейского суда.

 

Автономность третейской оговорки наделяет третейский суд компетенцией решать вопрос о ее действительности отдельно от вопроса о действительности договора, в который эта оговорка включена или к которому она относится. Законодательное закрепление принципа «автономности» является основанием для разрешения третейским судом спора, возникшего из признанного им недействительным договора, при условии, что это не является одновременно основанием недействительности оговорки.

 

Таким образом, нормы, определяющие принципы «компетенции» и «автономности третейской оговорки», имеют императивный характер, т.е. не предоставляют сторонам права договариваться об исключении либо об ограничении полномочий третейского суда решать вопрос о наличии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор.

 

Часть вторая статьи 24 Закона определяет срок подачи заявления об отсутствии у третейского суда компетенции на рассмотрение спора.

 

Отсутствие компетенции означает, что суд не вправе рассматривать спор ввиду того, что он вообще не может быть рассмотрен в третейском суде или же в конкретном третейском суде.

 

Анализ нормы приводит к следующим выводам:

 

- стороны вправе заявлять третейскому суду об отсутствии у него компетенции. Но в любом случае суд должен рассмотреть это заявление;

 

- указание на срок для реализации этого права одновременно возлагает на стороны обязанности своевременно представлять третейскому суду соответствующие заявления;

 

 - несоблюдение срока не является основанием для отказа в принятии заявлений, сделанных позднее, но может стать основанием для отказа в их удовлетворении в тех случаях, когда решение этого вопроса предоставлено на усмотрение третейского и/или компетентного суда;

 

- право делать заявление об отсутствии компетенции не поставлено в зависимость от участия стороны в назначении третейского судьи во избежание уклонения от этого процесса стороны, намеревающейся оспаривать компетенцию.

 

В связи с этим представляется целесообразным включить в правила третейского суда положение о том, что участие стороны в назначении судьи не лишает ее права сделать заявление об отсутствии у суда компетенции.

 

По закону сторона вправе заявить о превышении третейским судом его компетенции, если в ходе разбирательства встанет вопрос, рассмотрение которого не предусмотрено третейским соглашением, либо который не может быть предметом третейского разбирательства.

 

Вопрос о превышении компетенции или невозможности рассмотрения данного спора в третейском суде вообще может быть поставлен любой стороной на любой стадии процесса до вынесения решения. Поскольку закон не ограничивает этот вопрос рамками начала разбирательства по существу, суд обязан исследовать его и отразить результаты в решении или определении.

 

Если полное отсутствие компетенции, как правило, достаточно очевидно и не вызывает споров, то случаи превышения компетенции решаются не так легко.

Прежде всего, это касается тех случаев, когда третейское соглашение сторонами достигнуто, но не охватывает всех требований истца (например, если спор идет исключительно о взыскании задолженности, то взыскание неустойки уже выходит за пределы компетенции суда).

 

Кроме того, некомпетентность может определяться тем, что рассмотрение некоторых споров (или их части) прямо запрещено законом или правилами постоянно действующего третейского суда, хотя соглашение сторон в этом случае достигнуто.

 

И если решение о компетентности в большинстве случаев суды принимают правильно, то решение той же проблемы, но в ином ракурсе вызывает затруднение. Это происходит, например, когда поставляют товар сверх согласованных в договоре объемов, когда работы продолжаются после исполнения в полном объеме договора подряда.

 

Если третейская оговорка регулирует отношения сторон по договору, в котором она содержится, то, видимо, следует считать, что раз договор исполнен, то и обязательства прекращены. Обязательства, возникшие в результате новых поставок (нового выполнения работ), уже не охватываются действием заключенного ранее третейского соглашения: ведь оно заключено для разрешения споров по прекращенным обязательствам. Учитывая, что с прекращением обязательств договор (как правоотношение) также прекратился, третейское соглашение о рассмотрении споров по договору не охватывает споры, возникающие из обязательств не по договору. Следовательно, третейский суд должен признать себя некомпетентным рассматривать спор в этой части, разумеется, если по ней отсутствует третейское соглашение на передачу спора в тот же третейский суд.

 

В то же время возможен вариант, когда третейское соглашение не ограничивает свое действие рамками того договора, в котором оно содержится. Ведь оно может быть сформулировано так: "Все споры между участниками настоящего договора подлежат рассмотрению в таком-то третейском суде". В этом случае суду также приходится решать вопрос, на какие конкретно споры распространяет свое действие заключенное третейское соглашение. Соответственно, толковать оговорку необходимо как одно из условий договора.

 

В соответствии со статьей 363 ГК при толковании договора в первую очередь необходимо исходить из буквального значения слов и выражений самой третейской оговорки. И только в случае ее неясности буквальное значение оговорки выясняется путем сопоставления с другими условиями договора, а если и это невозможно − путем выяснения воли сторон. Поскольку в приведенном примере буквальный смысл третейской оговорки позволяет легко уяснить ее смысл, можно сделать вывод, что она охватывает споры не только по договору, в котором она содержится, но и любые иные споры между сторонами, за исключением тех, по которым стороны избрали иной орган для разрешения споров.

 

Третейский суд обязан без промедления, до вынесения решения по существу спора, рассмотреть заявление стороны, возражающей против разбирательства, в том числе со ссылкой на отсутствие третейского соглашения или превышение компетенции.

 

Если суд приходит к выводу об отсутствии у него компетенции, то оформляет определение о прекращении третейского разбирательства (часть 1 статьи 44 Закона). Если суд пришел к выводу о своей компетенции, он выносит об этом определение и продолжает рассмотрение спора. После принятия по нему решения обоснование компетенции указывается в принятом им окончательном решении (часть 2 статьи 39 Закона).

 

Во всех случаях Закон не предусматривает возможность оспаривать определения третейского суда о его компетенции в компетентном суде.

 

Если третейский суд выносит определение об отсутствии у него правомочий рассматривать спор, то, согласно статье 44 Закона, производство по делу прекращается, что должно быть отражено в определении.

 

ООО обратилось в Третейский суд с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю об истребовании собственником имущества из чужого незаконного владения, оплаты аренды – 3 млн сумов, упущенной выгоды − 5,4 млн сумов, возмещения расходов по оплате помощи представителя – 5 млн сумов.

 

Спор, возникший между сторонами, вытекает из гражданских правоотношений, регулируемых главами 21 и 34 ГК, и в соответствии с частью первой статьи 9 Закона может быть рассмотрен третейским судом.

 

Однако ответчик заявил об отсутствии у суда компетенции рассматривать этот спор до начала его разбирательства. Так как в третейской оговорке в договоре аренды отсутствовало наименование постоянно действующего третейского суда, что в соответствии с пунктом 3 статьи 13 Закона повлекло недействительность третейского соглашения.

 

Учитывая вышеизложенное, третейский суд своим определением прекратил производство по данному исковому заявлению.

 

Поэтому вопрос о компетенции должен постоянно находиться в центре внимания третейского суда – с момента поступления искового заявления до вынесения решения. При этом суд должен убедиться в:

 

- наличии заключенного между сторонами третейского соглашения (оговорки);

 

 - юридической действительности третейского соглашения (оговорки);

 

 - том, что третейское соглашение (оговорка) распространяется на данный спор.

 

Фозилжон ОТАХОНОВ,

председатель Международного коммерческого

арбитражного (третейского) суда при ТПП,

кандидат юридических наук, доцент.

 

 

Публикации по теме:

 

 

После третейского суда конфиденциальность не гарантирована



 

Третейское разбирательство: судебная практика



 

Плюсы и минусы медиации

 

 

 

Ответы по теме из справочной службы «Мы отвечаем!»:


 

Может ли по одному договору быть взыскана неустойка в виде пени и штрафа одновременно?

 

 

Является ли банк субъектом предпринимательской деятельности? Может ли Торгово-промышленная палата представлять его интересы в суде?

 

 

Хозяйственный суд признал договор недействительным. Однако услуги по нему были оказаны. Можем ли мы взыскать, причитающуюся нам сумму?

 

 

 

Курс валют

2016-11-29
  • USD:3176.16 (+18.66) сум
  • EUR:3450.86 (+0.97) сум
  • RUB:49.15 (+0.65) сум

Вопрос недели

Подходит ли работа в Ташкенте жителю Ташобласти?
Я прописан и проживаю в Кибрайском районе Ташкентской области, в настоящее время не имею постоянной работы. Говорят, что если зарегистрироваться на бирже труда, то мне должны предложить «подходящую» работу. Смогу ли я таким образом получить работу, например, в Мирзо-Улугбекском районе города Ташкента, до которого мне 5 минут езды? Что вообще означает термин «подходящая» работа?
01.12.16
Просмотры: 656