Неверный логин или пароль
или войдите через:
×
На ваш почтовый ящик отправлены инструкции по восстановлению пароля
x
К чему должен быть готов главбух, если НДС у него отрицательный – читайте на buxgalter.uz

Брак и семья: эффективно ли законодательство

04.05.2018


Семейный кодекс Узбекистана построен на «модернистской» модели семьи с равенством самостоятельных в жизни супругов и минимальной ролью других родственников в их жизни. Способно ли такое законодательство эффективно регулировать семейный быт в Узбекистане – обсуждаем в этом обзоре.

 

Каковы особенности местной семьи

 

Мы, граждане Узбекистана, разделяем общечеловеческие ценности, но в быту – самобытный народ. Это особенно заметно в брачно-семейных отношениях. В условиях рыночной экономики, на основе семейного законодательства, разработанного по образцу европейского, продолжаем чтить традиции, возникшие в совсем другое время и в совершенно других политических и экономических условиях. Проще говоря, наши убеждения по вопросам семьи, перешедшие нам от предков, немного разнятся с той моделью, которую нам описывает закон.

 

О различных взглядах на семью писал еще А.Кадыри вначале прошлого столетия, затем говорили в советский период. В центре внимания было многоженство, ранние и принудительные браки. Эти негативные явления удалось устранить правовыми мерами. Они предусмотрены и сейчас:

  • в Уголовном кодексе – ст. 126 (многоженство), ст. 136 (принуждение женщины к вступлению в брак или воспрепятствование к вступлению в брак), ст. ст. 128, 129 (вступление в половую связь и развратные действия в отношении лица младше 16 лет);
  • в Кодексе об административной ответственности ст. 47-3 (нарушение законодательства о брачном возрасте).

 

Однако традиционный уклад в семье во многом сохранился. В нем, по-прежнему:

  • велика роль старшего поколения с четкой субординацией, включая моральное право одобрять (выбирать) супругов для своих детей, давать им и их супругам указания о том, как следует поступать;
  • браки заключаются не просто между супругами, а фактически представляют собой сделку между семьями супругов, которая влечет конкретные имущественные обязательства;
  • семейная собственность не ограничивается только имуществом супругов из-за совместного проживания разных поколений, а на бытовом уровне размыто понимание собственности родителей и собственности детей;
  • распространена многодетность, из-за чего женский пол принимает на себя заботы о большом домашнем хозяйстве, не имеет самостоятельных источников дохода;
  • материальное обеспечение семьи лежит на муже и его старших родственниках мужского пола, вследствие чего доминирование мужчины в семье практически не оспаривается;
  • широко общественное участие в жизни семьи (например, махалли) и т.д.

 

Еще в советском законодательстве вместо того, чтобы найти пути урегулировать важнейшие вопросы жизни традиционной семьи, был выбран другой вариант. Закрепили, как все должно быть в «модернистской» модели, а многие общественные отношения, возникающие в традиционных семьях, просто остались без правового регулирования.

 

Если в 20 веке последствия данного решения не были заметны, то в начале 21 века впервые в своей истории наше общество столкнулось с большим числом расторжений браков. По мнению автора, это во многом – следствие ошибочного подхода к законодательству, отпустившего многие общественные процессы на самотек. Так, судьи в беседах о причинах большинства разводов упоминают, что наиболее серьезные конфликты в семье редко связаны с отношениями между самими супругами, а вытекают из взаимоотношений с другими родственниками и иными вопросами традиционного быта.

 

Желая спасти положение, государство пытается урегулировать процесс проведения свадеб, чтобы они не обходились так дорого (подробнее – здесь). Также предлагается усложнить процедуры разводов (см. тут). Т.е. частично восполняются те пробелы в законодательстве, которые были допущены. Не отрицая необходимость принимаемых мер, считаем, что в реформировании нуждается само семейное законодательство.

 

Ниже приводятся отдельные предложения, в основе которых принцип «сочетание прав и свобод человека с традиционным укладом жизни».

 

Условия вступления в брак

 

Согласно статьям 14 и 15 Семейного кодекса (далее – СК) брак заключается в добровольном порядке после достижения брачного возраста (18 лет для мужчин, 17 лет для женщин). Для обдумывания важного решения брачующимся отводится 1 месяц со дня подачи заявления (ст. 13 СК).

 

Даже если брак официально не оформлен, за нарушение требования о брачном возрасте положены высокие штрафы по статье 47-3 Кодекса об административной ответственности (далее – КоАО). Для взрослого супруга (супруги) – до 10 МРЗП, для родителей – до 15 МРЗП, для совершившего религиозный обряд – до 20 МРЗП. А принуждение к браку влечет уголовную ответственность (ст. 136 УК).

 

Однако действующие нормы не решают всех проблем.

 

Во-первых, положительные эмоциональные связи между людьми – важнейшее условие создания крепкой семьи. Шансы создать ячейку общества у плохо знающих друг друга людей снижаются. Поэтому короткий месячный срок ожидания со дня подачи заявления способствует скорому браку по воле родителей. Не отрицая положительной роли старшего поколения в этих вопросах, данный срок, все же является совершенно неприемлемым и требует увеличения. Особенно с учетом того, что встречи между брачующимися также регламентируются и ограничены в своем количестве. Стороны должны узнать друг друга поближе.

 

Такая мера уже предусмотрена в Программе комплексных мер по поддержке женщин и укреплению института семьи (прил. № 7 к УП–5325 от 2.02.2018 г.). Подробнее – здесь. По мнению автора, срок между подачей заявления и регистрацией брака должен составлять не менее 6-ти месяцев.

 

Во-вторых, в обществе укоренилось мнение об определенном предельном возрасте, до которого молодые люди должны вступить в брак и после которого быть незамужней/холостым уже стыдно. Многие женятся (выходят замуж), потому что «пришло время». При этом законодательство не учитывает занятость брачующихся и их материальное положение.

 

В ранних браках большинство молодых граждан еще не готовы материально обеспечивать себя, супруга (супругу), детей, не говоря о родителях. Таковы современные социально-экономические условия. Также следует учесть, что вследствие введения обязательного 11-летнего обучения в средней школе, молодежь Узбекистана станет получать профессиональное образование позже – в среднем в 20–22 года (ранее подавляющее большинство граждан получали профессию в колледжах уже к 19 годам). Вступление в самостоятельную жизнь в 18–19 лет станет в скором времени фактически невозможным.

 

Поэтому целесообразно повысить брачный возраст, как минимум, до 21 года.

 

В-третьих, на выбор будущего мужа/жены традиционно высокое влияние оказывают родители, другие родственники, соседи (при наведении справок о кандидатуре) и даже работодатель (в части отдельных требований к родственникам государственных служащих). Поэтому статья 14 СК (добровольность вступления в брак) на практике в полной мере часто не соблюдается.

 

При этом статья 136 УК и уголовно-процессуальный порядок привлечения к ответственности по ней имеют недостатки. Так, любое принуждение к вступлению в брак сразу рассматривается в качестве преступления. А согласно статье 325 УПК  возбуждение уголовного дела в таком случае не допускается, пока потерпевшая сама не обратится в правоохранительные органы. В итоге заявления не поступают даже на жестоких родителей, а органам внутренних дел и махалле не остается ничего другого, как молча смотреть на происходящее.

 

Кроме того, в качестве потерпевшего от принуждения к вступлению в брак рассматриваются только женщины. Права юношей, ограничиваемых в выборе спутницы жизни, закон так не защищает.

 

В связи с этим, нужно установить, что в уголовном порядке наказывается принуждение к вступлению в брак с использованием физического насилия. За все другие виды принуждения должна следовать административная ответственность. При этом административное взыскание нужно налагать не только по заявлению потерпевшего, но и других лиц. Например, соседей и аксакала махалли. Кроме того, потерпевшими не следует признавать только женщин.

 

Имущественные отношения между супругами и их родственниками

 

Когда говорят об имущественных отношениях между супругами, упоминают совместно нажитое имущество и его раздел. Об этом написано достаточно. Поэтому рассмотрим другие аспекты.

 

Во-первых, не все граждане разделяют точку зрения, что женщина должна быть самостоятельной  в экономической и общественной жизни. Именно по внутрисемейным причинам (в основном по настоянию мужа или его родственников) многие женщины отказываются от учебы, работы и карьеры. Таким образом, женщина становится домохозяйкой, а в экономическом плане – иждивенкой.

 

Домохозяйка, у которой профессиональная квалификация с каждым годом утрачивается все больше, попадает в незавидное положение. В случае отказа в содержании либо расторжения брака, женщине, бросившей работу для пользы семьи, будет тяжело найти заработок, и она рискует остаться без средств к существованию. И хотя согласно статье 117 СК муж обязан оказывать материальную поддержку жене (как и жена мужу),  алименты ей положены только при условии, что она является нетрудоспособной, беременной, либо ухаживает за ребенком до 3-х лет или ребенком-инвалидом до 18 лет (когда инвалидность ребенка I группы условие о его 18-летнем возрасте не применяется).

 

Необходимо законодательно закрепить, что при отказе одного из супругов от источника дохода по настоянию другого супруга, отказавшийся трудоспособный супруг получает право на алименты при условии, что он зарегистрирован на бирже труда. Алименты в таком случае целесообразно платить до момента, когда органы содействия занятости предложат подходящую работу, а обязательства по их уплате по данному основанию распространить также на бывших супругов. 

 

Во-вторых, на практике серьезной проблемой является прописка супругов на одной жилой площади. Вопрос усложняется, когда квартира либо дом принадлежат не одному из супругов, а другим лицам (чаще их родителям).

 

Дело в том, что согласно статье 32 Жилищного кодекса невестки не признаются членами семьи собственника жилого дома или квартиры (свекра или свекрови). Чтобы ими стать, они должны вести общее хозяйство со свекром или свекровью и обязательно быть прописаны в его (ее) жилом помещении. Только тогда при прекращении семейных отношений они сохраняют право пользования жилым помещением. Если штампа прописки в паспорте нет, то ведение совместного хозяйства, в т.ч. выполнение домашних дел не является основанием для сохранения права проживания.

 

Таким образом, требование о прописке – формальный инструмент для непризнания родства и воспрепятствования получению права пользования жилым помещением. Хотя в реальности невестки допускаются к проживанию на жилой площади, ведут совместное хозяйство и даже приумножают его. Поэтому автор считает целесообразным в контексте жилищного законодательства признавать родство на основе факта совместного проживания и ведения общего хозяйства, без требования о прописке.

 

В-третьих, неправильно считать, что брачные договоры в Узбекистане – редкое явление. При каждом заключении традиционного национального брака представители обеих семей заключают определенные соглашения в рамках «фотиха туй» (помолвки). Однако юридического значения данные договоры не имеют.

 

Причина – брачный договор должен быть нотариально удостоверен (см. статью 30 СК). При этом Инструкция о порядке совершения нотариальных действий нотариусами подробно не регламентирует его заключение, а аксакалы сходов граждан не вправе удостоверять такие договоры (см. статью 137 Гражданского кодекса, статью 15 закона «Об органах самоуправления граждан»).

 

Поэтому представляется целесообразным разработать типовые брачные договоры, учитывающие традиции и обычаи данной местности. В нем, например, можно указать, что сторона выступившая с инициативой расторгнуть брак, обязана возместить другой стороне затраты на проведение свадебных торжеств. Это будет весомым сдерживающим фактором от излишних расходов, к которым порой стороны побуждают друг друга.

 

Кроме того, необходимо уполномочить на удостоверение таких договоров аксакалов сходов граждан. При этом с целью соблюсти традиции можно разрешить, чтобы такие сделки могли совершать не только сами брачующиеся, но и от их имени – родители и другие родственники на основе доверенности, также удостоверенной аксакалом схода граждан.

 

В заключение отметим, что описанные предложения не единственно возможный вариант решения проблем. Субъектам законодательной инициативы предстоит тщательно рассмотреть много вопросов. Однако ясно одно – пришло время совершенствовать Семейный кодекс.

 

Самир Латыпов.