Неверный логин или пароль
x
На ваш почтовый ящик отправлены инструкции по восстановлению пароля
x

Показания без других доказательств приравняли к нулю

09.04.2018


Законом от 4.04.2018 г. № ЗРУ–470 в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) введен новый подход к правовому регулированию недопустимости доказательств.

 

Напомним, часть изменений мы анонсировали в обзоре указа Президента от 30.11.2017 г. № УП–5268 «О дополнительных мерах по усилению гарантий прав и свобод граждан в судебно-следственной деятельности».

 

УПК дополнен новой статьей 95-1. Она законодательно закрепила некоторые существовавшие на практике правила о недопустимости доказательств (см. постановление Пленума Верховного суда от 24.09.2004 г. № 12 «О некоторых вопросах применения норм уголовно-процессуального закона о  допустимости доказательств»). Теперь в законе установлено, что фактические данные признаются недопустимыми в качестве доказательств, если они получены незаконными методами или путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного процесса либо с нарушением требований УПК.

 

Приведен также перечень таких случаев, который не является исчерпывающим. Не могут являться доказательствами фактические данные, полученные:

 

1) с применением пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в отношении участников уголовного процесса либо их близких родственников;

 

2) путем их фальсификации (подделки) – об ответственности за это смотрите здесь;

 

3) с нарушением прав подозреваемого, обвиняемого или подсудимого на защиту, а также права пользования услугами переводчика;

 

4) в результате проведения процессуального действия по уголовному делу лицом, не имеющим права осуществлять производство по данному уголовному делу;

 

5) от неизвестного источника либо от источника, который не может быть установлен в процессе производства по уголовному делу;

 

6) из показаний потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в ходе дознания, предварительного следствия, которые не нашли своего подтверждения в суде совокупностью имеющихся доказательств.

 

Последний пункт стал революционным нововведением. До этого показания, не подтвержденные другими фактическими данными, могли быть отвергнуты как недостоверные или недостаточные (см. часть четвертую статьи 95 УПК), но прямо не рассматривались в качестве недопустимых (незаконных). Соответственно, если суд приходил к внутреннему убеждению, что виновность лица установлена самими показаниями, мог быть вынесен обвинительный приговор.

 

Условный пример: Женщина обратилась с заявлением об изнасиловании спустя несколько месяцев после предполагаемого инцидента. В силу естественных причин обнаружить вещественные и другие доказательства не представляется возможным (телесные повреждения со временем заживают, биологические и иные следы теряются либо приходят в негодность и т.д.). Если у суда возникало внутреннее убеждение, что потерпевшая действительно говорит правду, теоретически мог быть вынесен обвинительный приговор.

 

Теперь принимать решения в таком порядке судам прямо запрещено. Причина проста – в таких условиях объективно не может быть достаточной уверенности в виновности человека. При этом допускается подтверждение одних показаний другими, наличие вещественных и письменных доказательств само по себе не является обязательным. 

 

Также запрещено использовать в качестве доказательств показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, заключения эксперта, вещественные доказательства, аудио-, видеозаписи и иные материалов, полученные с нарушением норм УПК. По мнению автора, данный запрет не следует трактовать в ущерб праву сторон процесса представлять доказательства.

 

Условный пример: Потерпевший от действий мошенника записал с ним телефонный разговор при помощи специального приложения на мобильном устройстве. Данная запись подтверждает получение преступником денежных средств у жертвы путем обмана. При этом согласно статье 170 УПК для прослушивания переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств,  требуется постановление дознавателя или следователя, санкционированное прокурором, а само прослушивание проводит Служба государственной безопасности. Несмотря на это, статьи 198–202, 205 УПК предоставляют гражданам право представлять следствию и суду имеющиеся у них вещественные доказательства. Поэтому они не могут быть признаны недопустимыми, поскольку гражданам не запрещено фиксировать происходящие в их жизни события на аудиозапись, видеозапись и т.д.

 

Важно! Недопустимость использования фактических данных в качестве доказательств устанавливается должностным лицом органа, осуществляющего доследственную проверку, дознавателем, следователем, прокурором или судом по собственной инициативе или по ходатайству участников. Решая вопрос о недопустимости доказательств, должностное лицо обязано в каждом случае выяснить, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение, и принять мотивированное решение.

 

Документ опубликован в газете «Народное слово» 5.04.2018 г.

С полным текстом данных документов, с комментариями и ссылками на связанные с ним другие акты законодательства можно ознакомиться в информационно-поисковой системе «Законодательство Республики Узбекистан».

 

Самир Латыпов.



Курс валют

2018-09-18
  • USD:8039.00 (+176.83) сум
  • EUR:9347.75 (+266.16) сум
  • RUB:118.05 (+5.46) сум