Неверный логин или пароль
или войдите через:
×
На ваш почтовый ящик отправлены инструкции по восстановлению пароля
x
Новое на buxgalter.uzКогда оформить ЭСФ, если строительство объекта затянулось Если продавец отказывается выдать копию чека Как подготовить годовую финансовую отчетность, чтобы избежать доначислений по итогам автокамерального контроля Как рассчитать акцизный налог

E-commerce: внедрять ли зарубежный опыт

19.12.2022

Читать на узбекском языке

Завершаем публикацию статей, посвященных этой сфере. Автор – Музаффар Аъзамов, председатель Ассоциации электронной коммерции Узбекистана, основатель www.mato.uz.

 

Окончание. Начало тут – 1, 2, 3, 4.

 

Многие страны принимают разные меры по поддержке малого и среднего бизнеса, чья деятельность – это краеугольный камень в экономической устойчивости страны. В этом плане большой интерес вызывает опыт Кыргызстана, который планируют перенять и в Таджикистане.

 

Так, в июле 2022 г. в Налоговый кодекс Кыргызстана добавлена глава 61 Налог на деятельность в сфере электронной торговли, организациями и индивидуальными предпринимателями.  Так, статьей 443 определено следующее:

«налогоплательщики, уплачивающие налог на деятельность в сфере электронной торговли, обязаны осуществлять расчеты по всем операциям по данной деятельности через специально открытый счет в банке, в том числе посредством электронного кошелька и других виртуальных платежных инструментов, привязанных к такому счету».

 

Налог на деятельность в сфере электронной торговли предусматривает уплату налога в отношении деятельности в сфере электронной торговли взамен:

  • налога на прибыль;
  • НДС на облагаемые поставки;
  • налога с продаж.

 

Налогоплательщики, осуществляющие деятельность в сфере электронной торговли, не соответствующие требованиям настоящей статьи, уплачивают налоги в общеустановленном порядке.

 

Переведем с бюрократического на понятный язык. Например, владелец кафе, решивший принимать заказы онлайн через какой-нибудь маркетплейс, помимо основной деятельности по производству и продажи еды в своем кафе, должен открыть в банке специальный счет и через него осуществлять расчеты по всем операциям со всеми маркетплейсами и интернет-магазинами (электронными торговыми площадками). 

 

Конечно, владелец кафе может, не открывая спецсчет, принимать платежи от маркетплейса на основной счет в банке,  но в таком случае он уплачивает налоги как обычно, и положения главы 61 НК КР не распространяются на его деятельность.

 

Кроме того, эта статья не освобождает предпринимателя от уплаты налогов, не указанных в этой статье, например, налога на доходы физических лиц и других.

 

Если такой подход будет внедрен в Узбекистане, то это решит несколько проблем.

 

Во-первых, будет простой и всем понятный механизм определения – занимается ли предприятие электронной торговлей. Если есть специальный счет, через который проходят транзакции, значит занимается. Нет такого счета, следовательно, не причастен.

 

Во-вторых, Центральный банк Узбекистана за отчетный период имеет и публикует достоверные и актуальные данные о:

  • численности субъектов предпринимательства, занимающихся электронной коммерцией;
  • объемах товаров, услуг и работ, реализованных ими за отчетный период;
  • объемах наличных и безналичных средств, принятых участниками электронной коммерции; 
  • объемах налогов и сборов, уплаченных участниками электронной коммерции, –

о чем сможет сообщать ГНК Узбекистана по видам предпринимательства – юридические лица, индивидуальные предприниматели и самозанятые лица, это в-третьих.

 

Этот механизм на корню пресекает всевозможные споры, особенно коррупционного характера, о причастности предприятия к электронной коммерции.

 

Статьей 444 НК КР определены объекты налогообложения. Это предпринимательская деятельность, осуществляемая налогоплательщиком в сфере электронной торговли.

 

Статьей 445 НК КР определены налоговая база продавца на маркетплейсе и у самого маркетплейса: 

  • для оператора электронной торговой площадки и участника электронной торговли выручка от:
    • оказания услуг в электронной форме;
    • реализации товаров.

 

Вторым абзацем статьи 445 НК КР предусмотрено, что «в случае если реализуемые товары не являются собственностью оператора торговой платформы, то налоговая база не может быть ниже разницы между выручкой, полученной от покупателя за реализованные товары, и денежными средствами, выплаченными собственнику/полученными собственником за реализованные товары и услуги». Просто и понятно.

 

Ставка налога на деятельность в сфере электронной торговли в Кыргызстане установлена в размере 2%.

 

Нашим Налоговым кодексом субъектам предпринимательства, осуществляющим электронную торговлю товарами (работами, услугами), уже установлены более низкие ставки, то есть:

  • статьей 467 плательщикам единого налогового платежа налоговая ставка составляет 2% вместо 4% от выручки, и
  • статьей 337 налогоплательщикам на общеустановленном налогообложении ставка налога на прибыль определена в размере 7,5%, вместо обычных 15%.

 

Однако в налоговое законодательство необходимо внеси поправки, аналогичные НК КР. Это даст определенные выгоды.

 

Во-первых, возникнет правовой механизм, позволяющий четко определить, занимался конкретный субъект предпринимательства электронной торговлей в отчетный период или нет.

 

Во-вторых, упрощение процедур исчисления налогов. Как отмечалось ранее, для того, чтобы исчислить НДС и налог на прибыль требуется провести не менее 7 операций, а кыргызским электронным коммерсантам для этого понадобится выполнить всего лишь две.

 

В-третьих, продажи на ЭТП для продавцов являются еще одним, зачастую побочным видом деятельности, наряду с основной, например, продажей товаров в своем торговом павильоне. Предлагаемое изменение законодательства будет подталкивать малый и средний бизнес сделать основным канал электронных продаж. Это, в свою очередь, позволит обеспечить прозрачность ведения бизнеса, сокращение внебанковского оборота, и рост налоговых поступлений в госбюджет.

 

В-четвертых, источником доходов большинства популярных электронных торговых площадок является деятельность, связанная с организацией продаж на ней. Практически все они являются плательщиками НДС и налога на прибыль. Налогооблагаемой базой операторов ЭТП является комиссия с продаж, размер которых колеблется от 2% до 18%, а ее медианное (усредненное) значение составляет 12-14% от нераспределенной прибыли. Следовательно, размер НДС с комиссии равен  1,8-2,1%, что сопоставимо с установленной кыргызским налоговым законодательством  ставкой 2%.

 

Кроме того, несмотря на то, что уже работают много лет, они, по-прежнему остаются убыточными, а деятельность финансируется за счет внешних инвестиций или от других источников дохода. Следовательно, предоставленным ст. 337 НК Узбекистана 50% снижением по налогу на прибыль операторы ЭТП фактически не могут воспользоваться.

 

Расчеты показывают, что внедрение кыргызского опыта в Узбекистане приведет к тому, что суммы фактически уплачиваемых участниками электронной коммерции при этом уровне продаж останутся плюс-минус прежней, но за счет сокращения числа налогов, упрощения процедуры исчисления и его уплаты будут созданы благоприятные условия для вовлечения в электронную торговлю большего числа продавцов, для которых эта деятельность будет изначально являться побочной с постепенным превращением ее в основной источник дохода. Все это повлечет суммарное увеличение налоговых поступлений в госбюджет.

 

Из бесед с коллегами из Ассоциации электронной коммерции Кыргызстана выяснилось, что законодатели не учли то, что большая часть интернет-сервисов платной рекламы  находятся за пределами страны и при использовании их у субъекта возникает обязанность по уплате НДС на импорт услуг. 

 

Необходимо освободить импортируемые услуги от уплаты НДС, тем самым будет оказана существенная поддержка операторам электронных торговых площадок, у которых самые большие затраты после фонда оплаты труда (40-50%), составляют расходы на рекламу 15-20% от нераспределенной прибыли (маржи). Учитывая, что физлицам при использовании платной рекламы в мировых соцсетях выставляют счета на оплату с учетом НДС. Это освобождение от уплаты НДС на импортируемые услуги станет серьезным стимулом для легализации своего бизнеса в электронной коммерции.

 

Подавляющее большинство малого и среднего бизнеса во время пандемии и после коммуникацию со своими потребителями перевели в онлайн. Чуть ли не каждый магазин на базарах ведет собственный канал, через которых оповещают клиентов, о новых поступлениях товаров, принимают заказы, сообщают о доставке, одним словом, торгуют. И это полностью соответствует даваемому Законом определению – «электронная коммерция – купля-продажа товаров (работ, услуг) в соответствии с договором, заключенным через электронную торговую площадку с использованием информационных систем в рамках предпринимательской деятельности».

 

Очевидно, что следует только появиться налогу «на электронную торговлю», эта категория предпринимателей, первоначально заключив договор с какой-либо электронной торговой площадкой, может быть для формальности, будет поэтапно все свои наличные и безналичные платежи инкассировать на специальный счет в банке и тем самым вовлекать в легальный банковский оборот большую часть денежного потока, чем это имеет место сейчас. 

 

Торговые сети, уже имеющие свои электронные торговые площадки,  гипотетически, могут перейти на особый налоговый режим, но практически вряд ли, так как чем крупнее становится бизнес, тем более осторожно принимаются серьезные решения, критически влияющие на его развитие и жизнеспособность. Особенность торговых сетей в том, что они выстраивают работу с поставщиками с условием оплаты за поставленный товар по истечении 90 календарных дней. Кроме того, порядок уплаты НДС на общеустановленном налогообложении позволяет им получать отсрочку по уплате НДС до 50 дней.

 

В совокупности торговые сети располагают до 140 дней отсрочки по платежу, а это означает, что они имеют беспроцентный товарный кредит от своих поставщиков, от которого они просто так не откажутся. Действительно, зачем кредитоваться в банке под 24-28% годовых и под залог, когда это можно получить бесплатно?

 

Разумеется, следует сохранить существующее освобождение от уплаты всех налогов, за исключением социального налога для самозанятых, в том числе и занимающихся электронной торговлей.    

 

Чтобы предприниматели выработали привычку легально работать, особый налоговый режим должен существовать, как минимум, 10 лет, неплохо, если 15 лет, и, совсем отлично, – 20-25 лет.

 

Этот большой срок основан на двух факторах. Первый – несколько десятков лет не было условий «чтобы работать официально было выгодно, удобно и просто» и выросло целое поколение предпринимателей, которые считают, как само собой разумеющееся, что можно заниматься бизнесом и не платить налоги.  Следует признать, эта проблема существует, и понадобится несколько лет, пока эта категория предпринимателей, в результате разъяснительных мер, перейдут на особый налоговый режим и начнут планировать на три и более лет развитие своего бизнеса, перестраивать бизнес-процессы. Это происходит не так быстро, и на формирование новых привычек требуется гораздо больше времени, чем порой хотелось бы.

 

Второй – каждый год на рынок труда Узбекистана приходит более 500-600 тысяч работников. Как сообщает Госкомстат, на начало 2020–2021 учебного года в общеобразовательных учреждениях республики обучается 6,3 млн учащихся. 

 

Нетрудно подсчитать, что на рынок труда Узбекистана в ближайшие 10-15 лет придут более 6 млн, а в течение 20-25 лет 12-13 млн новых рабочих рук и их всех нужно будет обеспечить работой.

 

При условии правильной адаптации кыргызского опыта и системной работы в этом направлении, за 20-25 лет вырастет два поколения населения, приученных продавать онлайн, и самое главное, считающие что «работать официально было выгодно, удобно и просто» и регулярно платящие налоги.

 

Взвешенные и долгосрочные решения в экономической сфере по вовлечению через электронную коммерцию в легальное предпринимательство широких слоев населения позволит не только сократить теневую экономику, но и снизить уровень безработицы, стать своего рода социальным лифтом для самой креативной, упорной и трудолюбивой части общества, которыми, бесспорно, являются предприниматели.

 

Крупные инвестиционные проекты, как правило, рассчитываются на десять и более лет, а такая крупная трансформация налогового законодательства, на мой взгляд, будет самой важной инвестицией государства в дело снижения размеров «теневой экономики» и роста благосостояния общества.